Новости

Олег Измайлович Семёнов-Тян-ШанскийПатриарх Лапландского заповедника


Патриарх Лапландского заповедника
(15 октября 1906 - 21 сентября 1990)



        О.И. Семёнов-Тян-Шанский был замечательным русским натуралистом, крупным специалистом  в области экологии птиц и млекопитающих. Большую часть своей жизни О.И. Семёнов-Тян-Шанский посвятил изучению природы Кольского полуострова. Ему принадлежит заслуга и в организации научно-исследовательских работ в Лапландском заповеднике, и в сохранении самого первого заполярного заповедника на Кольской земле. Привлекают не только результаты его научной деятельности, но и  его жизненный путь. Даже то, что он никогда не посещал школу и не учился в университете, является исключительным фактом его биографии! За свой величайший вклад в научно-техническое развитие заповедника он получил статус патриарха Лапландского заповедника.
        Невозможно рассказать историю его жизни, не упомянув его происхождение, хотя бы для того, чтобы объяснить столь необычную фамилию.
        Род берет начало с конца XIV века: его далекий предок, Яков Каркадын, подданный Золотой Орды, в период краха этого сильного азиатского государства перешел на сторону русских и после крещения был наречен Симеоном. Служил во главе стражи князя. Семья получила боярский титул и служила под фамилией Семеновы московским царям и позднее: Молчан Семёнов-Каркадынов был атаманом (предводителем казаков) на Дону, Василий Васильевич Семенов служил при дворе и поставил свою подпись на верительной грамоте царя Михаила Романова, Василий Григорьевич Семенов имел высокий чин в Думе в конце 17 века во времена правления Софьи Алексеевны. В 19 веке из этой семьи вышла знаменитая поэтесса, известный драматург, писатель и переводчик поэзии Горация, а также два натуралиста пополнили эту родословную: дядя Олега Измайловича, Вениамин Петрович Семенов, составитель многотомного труда по географии России и его дедушка, Петр Петрович Семенов – разносторонний ученый, коллекционер живописи, первооткрыватель. Он исследовал горы Тян-Шаня и являлся при этом членом Сената (выступал за отмену крепостного права в России). За  заслуги ученого перед Отечеством царь Николай II пожаловал ему почетное прибавление к фамилии в 1906 году – «Тян-Шанский»!



        Олег Измайлович Семенов-Тян-Шанский появился на свет именно в этот год  прибавления к фамилии рода. Казалось бы,  совпадение, но это было и проведение, ставшее путеводной звездой в его дальнейшей судьбе.  
        Отец Олега, Измаил Петрович, был метеорологом (возглавлял группу первых русских метеорологов, которые делали прогнозы погоды по синоптическим картам), его мама, Надежда Владимировна Орлова, была дочерью известного московского врача.
        До 1917 года семья Семёновых-Тян-Шанских жила в Ленинграде. После февральской революции  Олег и часть его семьи переехали в Петровку Тамбовской губернии, в свое родовое имение. Его отец основал здесь метеорологическую станцию, на которой ему помогал 11-летний Олег. Мальчик получал домашнее образование, тщательно записывал все метеорологические и фенологические данные, собирал насекомых, позже – чучела птиц, к тому же был отличным фотографом. Так сама природа стала для мальчика исследовательской лабораторией. Он никуда не выезжал, «окном в Россию» была частая переписка и случайно попадавшиеся газеты. С этого времени (и в течение 72 лет!) он ведет свой дневник. Читая эти уникальные дневники, мы последовательно погружаемся в мир то любознательного мальчика, то пытливого юноши-самоучки, а затем и знаменитого учёного-эколога.
        С 1929 года (год крупного революционного перелома в стране Советов) дальнейшая жизнь в Петровке была уже не выносима. Семья переезжает в Ленинград, где отец продолжает работать метеорологом.
        В 1930 году Олега Измайловича приглашают на Кольский полуостров – замещать на 3 месяца (на время отпуска)  наблюдателей горной метеорологической станции в Хибинах.
        По рекомендации директора станции, Иогана Гансовича Эйхфельда, Г.М. Крепс предлагает Семёнову-Тян-Шанскому перейти на работу в заповедник научным наблюдателем. Через месяц Олег Измайлович уже стал первым научным сотрудником Лапландского заповедника.
        Нет места в заповеднике, где бы ни побывал молодой наблюдатель. Ежегодно проводимые им учёты диких северных оленей давали обнадёживающие результаты. Уже в конце 30-х годов только на охраняемой территории численность оленей увеличилась в десять раз. Успешными оказались и опыты по акклиматизации ондатры и восстановлению бобров. Для заповедника это был наиболее плодотворный период.
        В это время  Олег Измайлович совместно с Г.М. Крепсом выпустили монографические публикации, которые считаются лучшими в советской заповедной системе. В Москве оценили его талант и работоспособность. Государственная комиссия разрешила ему в 1940 году, в качестве исключения, защитить кандидатскую диссертацию (на Западе - степень Доктора). Это был единственный случай в истории Советской науки, когда человеку, не закончившему ни среднюю школу, ни университет, присвоили такое звание!
        Отличное знание не только животного и растительного мира, но и климатических условий Лапландии, позволили Олегу Измайловичу осуществлять комплексный подход к любому изучаемому вопросу или практическому начинанию, чем он выгодно выделялся среди зоологов всей системы Комитета по заповедникам.  
        В суровые времена после нападения Красной Армии на Финляндию (зима 1939-1940 гг.) и позднее – Вермахта на Советский Союз (лето 1941г.), заповедник оказался в зоне фронта. Насколько это было возможно, даже тогда Олег Измайлович заботился о поддержании природоохранных мероприятий. За свои заслуги он был награжден орденом и медалью.                                                                  
        В сентябре 1941 года пришёл приказ из Комитета по заповедникам об увольнении большей части сотрудников Лапландского заповедника. Олег Измайлович был признан негодным для действительной службы. По его собственному желанию, он был переосвидетельствован военкоматом  и направлен в запасной стрелковый полк. И даже здесь он продолжает вести свой фенологический дневник. В свободное время дает уроки английского языка советским офицерам, потому что британские военные подводные лодки доставляли военное снаряжение советским войскам в Мурманск, редактировал также фронтовую газету для солдат.



        После демобилизации  Олег Измайлович жил в Ленинграде, где был сотрудником Зоологического института Академии Наук. Вместе со своей женой (ихтиологом Марией Ивановной Владимирской) ездил в экспедиции, одну из которых нужно упомянуть особенно: на Курскую косу он ездил с целью восстановить бывшую наблюдательную орнитологическую вышку.
        Супруги не смогли прожить долго без заповедника, и в 1949 году  они вернулись в Лапландию. Олег Измайлович возглавил созданный к тому времени научный отдел заповедника. С удвоенной энергией продолжается исследовательская работа, выходит все больше и больше публикаций.
        Однако, отголоски «сталинской эпохи» еще напоминают о себе: запрещены любые контакты с заграницей, не поощряется общение с иностранцами, почти не доступны западные научные публикации.
        Летом 1951 года, после выхода Постановления Совмина СССР “О заповедниках” Лапландский заповедник, в числе 87 других заповедников, был ликвидирован. Перейдя на работу в Печоро-Илычский заповедник, Олег Измайлович совместно с видными научными работниками вступил в неравный бой с министерствами и ведомствами за восстановление Лапландского заповедника.      
        Только в сентябре 1957 года решением Совета Министров РСФСР Лапландский заповедник удалось восстановить. В 1961 г. он стал функционировать как филиал Кандалакшского заповедника, и лишь четыре года спустя в 1965 г. вновь обрёл свою самостоятельность.
        Борьбу за восстановление заповедника Олег Измайлович сочетал с интенсивной научной работой. В эти годы темой его исследований была экология тетеревиных птиц. Им был сконструирован специальный прибор актограф для записи хода насиживания яиц (прилёта и отлёта наседки).
        В 1960 году в Москве выходит его фундаментальная монография «Экология тетеревиных», которая была переведена на шведский и немецкий языки и, благодаря этому, стала доступна широкому кругу зарубежных ученых.
        В 1962 году он становится первым доктором биологических наук в заповедной системе Советского Союза.



        В 1967 году ему разрешают выехать на пару дней на семинар в Финляндию. Он также смог принять приглашение коллег из Йены и в 1974 году приехать в ГДР. Там завязались тесные личные и профессиональные контакты, в последующем он еще не раз приезжал  в Восточную Германию и Чехословакию. Эти поездки давали ему возможность не только обмениваться научным опытом, но и изучать западную литературу. Охотно посещал музеи и другие достопримечательности, любил путешествовать по красивейшим местам Саксонии, Тюрингии и в окрестностях Праги.
        Русская Лапландия  оставалась запретной для иностранцев зоной Советского Союза, поэтому ответные визиты его коллег из ГДР и Чехословакии были не возможны. Только двум финским ботаникам удалось посетить заповедник однажды, благодаря «особым отношениям» между Финляндией и Советским Союзом. Встречаться получалось в Ленинграде, где проводились научные и личные диспуты.
        Плодотворное участие в международных конгрессах и симпозиумах принесло О.И. Семёнову-Тян-Шанскому заслуженный авторитет и уважение коллег из многих стран мира.
        Последние десять лет жизни Олега Измайловича знаменательны его борьбой против загрязнения окружающей среды Кольского полуострова тяжелой промышленностью, особенно ядовитыми газами металлургического комбината «Североникель».
        В 1980 ему удалось опубликовать предметную и острую статью на эту тему в Московской «Правде». И потом при любой возможности поднимал он эту тему. За несколько лет до своей смерти в период советской «гласности» и «перестройки» он писал о том, что даже санатории в Сочи не спасут здоровье местных детей, пока они вынуждены дышать серным газом в родном городе!
        В 1983 году территория заповедника была значительно расширена в северо-западном направлении.
        Новые свободы уходящего Советского Союза позволили Олегу Измайловичу  в июне 1990 года еще раз съездить в Финляндию. В Хельсинки жил его дядя (до революции Финляндия была частью Российской империи), поэтому эта поездка стала большим семейным событием!
        Подвижническая деятельность была по достоинству оценена Родиной – за два месяца до смерти О.И. Семенов-Тян-Шанский был награждён орденом Трудового красного Знамени. Казалось бы, для него начинается новое лучшее время. К сожалению, слишком поздно. Неожиданная остановка сердца  21 сентября 1990 года  прервала его жизнь.
        В нашей стране и за рубежом им было опубликовано более 100 научных работ, в том числе 10 книг.

        Для увековечивания его памяти  организован музей в доме, где он жил последние 15 лет своей жизни.